05:31 

Отчет игрока, мастера и персонажа - все в кучу.

Кристалл хрусталя
jesteśmy złem, mamy prawo(с) // Ирландская водоплавающая кошка
Мой дневник закрыт, поэтому копирую сюда.

Поезд. Недоплетенный венец. Любопытствующие взгляды соседей по купе.
Закупка продуктов. Планы. Электричка. На вокзале подгребают два каких-то типа пропито-неформальского вида в попытке стрельнуть денег и познакомиться. Денег даем (по несколько монет), со знакомиться отшиваем подальше.
Поздняя электричка. Лес. Фонарик. Полезная штука - телефонный фонарик - особенно белой ночью, которая позволяет видеть дороги (хвала Эру), но нифига не позволяет видеть карту.
Бегаем вокруг странных неозерных цивилов, потом выходим-таки к озеру, ставимся и засыпаем. Всю ночь пытаюсь вымерзнуть, не смотря на спальник, но она проходит спокойно.
Все это время бегаю с венцом на голове или в руках - ну некуда его, такой, больше деть.
На утро, за завтраком, к нам приезжает на велосипеде местный абориген, который сообщает, что мы попали на место сбора и в день игры тут будет людно. Приглашает присоединяться, но мы вежливо отказываемся и просим показать место с хорошим подъездом на машине. Оставляем палатку, уходим в дождь на разведку. Пару раз огребаю мокрой елкой по морде и чуть не мочу ноги, зато мы находим достаточно уютное место и выезд к нему. Возвращаемся обратно с целью заставить его палаткой, но дождь усиливается.
Ждем долго, сколько можем, однако он не проходит. Плащ снаружи палатки - насквозь, но уже почти пофиг. Изобретаем способ сложить палатку, не снимая с нее тента, пихаем тент в чехол вместе с налипшими иглами, идем на новое место. Застаем на заезде очередную компанию цивилов. К счастью, они мирные и на утро намерены уехать. Уходим вглубь леса. Натягиваем тент (под дождем). Ставим под ним палатку (под дождем!) Падаем в палатку задолбавшись (дождь проходит и выходит солнышко). Мысленно (и не только) поминаю Ульмо добрым словом, недобрые стараюсь сдержать, ибо нехорошо при младших нехорошими словами выражаться. Особенно лорду. Даже если очень хочется.
"Очень сложно быть пафосным лордом, когда лезешь в мокрую елку с веревкой для тента!" (с) я.
Еще стыдно не уметь аккуратно ходить по лесу и толком обращаться с костром, но эту мысль я в себе давлю, ибо для себя-то умею неплохо, вот для привычного к лесам охотника из Нолдор - хреновато, факт.
(по жизни узнаю, что при лорде стыдно ныть и жаловаться. Лорду в целом пофиг, он и так уже любит Ульмо так, что дальше некуда, но персонажи взаимно об этом не в курсе).
Отлежавшись в палатке, тупо глядя на окружающую благодать, таки вылезаю и ухожу в реальный мир - забыв сумку с ноутом, зато взяв ярко-рыжую ленту для разметки маршрута.
Иду. Жую елку. Лента заканчивается, но позже всех коварных перекрестков. Возвращаюсь в город и добываю себе чаю. Падаю на вписку, мою голову, превращаясь из мокрой растрепы в что-то относительно похожее на эльфийского лорда, убеждаюсь, что близнец на трассе где-то в жопе мира и до вписки не доберется, падаю спать.
На утро просыпаюсь, вываливаюсь со вписки, одним глазом глядя в игровой скайп и вконтакт, ползу в сторону вокзала на общий заезд. По дороге выпиваю кофе с пирожным (это моя еда на ближайшие полдня).
Прыгаю на вокзале, радостно машу оранжевой кофтой, чтобы народ меня видел. С трудом опознаю братьев в этой толпе незнакомого народа. Выясняю, то мы потеряли двух близнецов - один мой, второй Элронд. Они доедут следующей электричкой. В процессе ожидания продалбывается Майтимо - как оказалось, уходит за едой. Дожидаемся, хватаем рюкзаки и бежим на электричку.
В электричке весело - бегаю между блоками, обсуждая завязки, оставшихся в городе игроков и игротехническую машинку для тех, кого нужно завезти или сбросить вещи.
Доезжаем, ловим Сатага с машиной, ведем народ на остановку (со второго раза я даже угадал), ловим автобус. По дороге, уже в лесу, бегу стыковать концепты с Макалауре, заодно зачтя пост-дориатские стихи. Меня в ответ просят сбросить это текстом, чтобы сделать песню. Мрррррр.
Добираемся до полигона. Слегка помогаю строить Гавань, выдаю прикид Эарендилю и надеваю на Эльвинг венец, собираю палатку там, где мы ее бросили и заново ставлю в общем лагере. Требую накормить чем-нибудь голодного мастера, в ответ в меня кидают пряником :-D Ну а что, тоже еда.
Влезаю в прикид (полчаса шнуровки и ты прекрасный лорд!), кидаю меч на оружейную стойку, бегу на парад.
Зря мы взялись зачитывать правила на параде, но что есть, то есть. В качестве круговой чаши ловлю первую симпатичную миску со стола и торжественно отдаю Старшему. Попутно шепотом договариваемся с доехавшим машиной Питьо назваться общим именем - а пусть сами гадают, кто из нас кто. Гаваньских близнецов, однако, переплюнуть не удается. "Мы с ЭлрОсом близнецы, у нас разные лицЫ!". Это они поражают общественность поэзией :) Ну так маленькие, им можно. Но ачивка "умили мастера" засчитана!

После круга Гавани уходят в свою локацию и начинается игра. Меня настигает традиционный для меня тупняк - да простят меня те, кто пытался взаимодействовать в тот момент, я был бревном в переходном состоянии и яростно тупил! Потому и уполз тихо в угол неподалеку от старших, обсуждавших планы и какое-то время молчал носом в костер. Однако постепенно нужный настрой пришел. Так я пропустил довольно много, включая разведку, но по жизни у меня все равно не было взрослых Верных, которые могли в нее идти :)
И вот Карнарин, мой почти-Верный, уходит на охоту с Эрехорном из Верных Макалауре, а вернувшись, они приносят очень интересные вести - в лесах недалеко от крепости бродит чуднОй нандо с флейтой и рассказывает о том, что ищет гармонию. А еще - о том, что у Моря, в устье Сириона, стоит прекрасный город-Крепость, где Гармония сильна как никогда и правит им прекрасная королева, имени которой я не помню. Очень хочется пообщаться с этим Нандо - кажется, я знал его в Оссирианде, до продолжения братоубийсвенной войны, он один из тех, кто помнит нас друзьями и союзниками, а вовсе не врагами. Да и новая крепость - это интересно. Может, получится заключить союз? Знать бы только, кто эта прекрасная королева... Артанис? Итарилдэ? Мне приходит в голову глупая мысль - а знаем ли мы что-то о дочери Диора, которая успела покинуть Дориат с нашим Камнем? Нет, не может это быть она. Ей всего-то около тридцати лет, для квенди это детство - Карнарин и то старше! - а человек она лишь на четверть. Старшие решают сами отправиться в эту крепость и познакомиться с ее королевой, Питьо уходит с ними, я же остаюсь в крепости. Однако, услышав голос флейты, решаю, что риск невелик, беру с собой Карнарина и, оставив Оронвен, как самую надежную из остающихся в крепости, на воротах, иду искать чудо-музыканта. Нахожу все наше посольство общающимся с ним и пытающимся выяснить имя таинственной королевы или хотя бы название Города, однако Эсгариллинн готов говорить часами о красоте города и его владычицы, но ни названия, ни имена ему не интересны. Майтимо крайне недоволен тем, что я оставил крепость, однако же приказа немедленно возвращаться не следует и, когда наше посольство уходит дальше к неведомому городу, мы останавливаемся еще немного поболтать с Эсгариллином. Немного, увы, не получается - он очень многословен. Однако кое-что я действительно узнаю. Он с удовольствием описывает красоту королевы приморского города, даже пытается сравнить ее со светом Амана, о котором ему неоткуда знать. и в какой-то момент я думаю о том, что Лютиэн могла и возродиться, но следующая мысль оказывается намного менее безумной. Увы, я знаю, что в этих землях может нести столь сильный Свет. И это именно что, а не "кто". Музыкант же продолжает говорить - что-то о гармонии тишины, наступающей после музыки. Я ловлю себя на мысли, что Кано даже не прислушался к звукам флейты - ведь даже я слышу, насколько она удивительна! - но брат счел, очевидно, что посольство и таинственный город сейчас важнее. Жаль. Очень жаль. Я уверен, что ему было бы интересно.
А Эсгариллинн словно в другом мире живет - он не боится орков в лесах и бродит без оружия. Даже мне, не понаслышке знающему о умении нандор скрываться в лесу, страшновато о такой беспечности, и я предлагаю ему защиту нашей крепости. Однако он не хочет терять свободу вольно бродить по лесам, чего мы, разумеется, предложить никак не можем - не хочу и думать, что это чудо попадет в руки Врага, но если вместе с ним туда попадут планы Амон Эреба, это закончится очень, очень нерадостно. Он же настроен на редкость оптимистично и даже угроза плена его не пугает - он спокойно отвечает мне, что расскажет Врагу о своем, гармони и тишине. Какая потрясающая наивность!
Понимаю, что прошло уже много времени и мы, наконец, прощаемся и уходим. На воротах нас встречает обеспокоенная Оронвен - она, оказывается, успела подумать, что мы околдованы чарами, но нет. Это всего лишь нандо, не умеющий говорить коротко и слишком долгий разговор. Долгий и интересный. Я почти уверен, что Камень снова нашелся и даже в том, что угадал имя таинственной королевы, хоть это и немыслимо, однако не хочу говорить об этом прямо и предпочитаю дождаться возвращения братьев. Оронвен, однако же, понимает меня без слов. Да. Это может быть очень весело...

И вот братья возвращаются, и почти сразу раздается голос Макалауре: "Общий сбор по крепости!". Ну что же. Я ждал этих новостей...
...И, разумеется, угадал. Ну не мог я знать о том, что кровь Эдайн в Эльвинг настолько сильна, что она взрослела как человек. Однако - угадал. Именно она королева той крепости, и она носит наш Камень. Братья говорят, что она не хочет кровопролития и хотела бы союза, однако обещала подумать. Где-то я это уже слышал... Но остается только ждать. И ждать - все сложнее. Все настойчивей звучит в голове очень знакомый голос... Тот самый, что зазвучал незадолго до резни в Дориате. Камни - наши. Камни должны быть наши. Никто не в праве вставать между нами. Никто. Тот, кто встал, должен умереть.
Не выдерживая этого давления, иду искать старших. Карнарин просит потренироваться с ним на мечах, и я был бы рад, но сейчас хочется не боя, даже на деревянных мечах. Поэтому прошу его потренироваться с кем-нибудь из наших воинов и бегу навстречу Макалауре.
"Брат, мне нужно поговорить с тобой!". И почти сразу же, без перерыва. "Помнишь, тогда, перед Дориатом... Тот голос? Кажется, я снова его слышу..." Я говорю сбивчиво, и, наверное, непонятно, но Кано слушает и держит за руку, пытаясь удержать... От чего? или от кого? Говорит о том, что ему тоже тяжело от того, что Камень снова зовет нас, что, возможно, придется и в Гавани идти с войной, обещает, что мы сделаем все возможное для мирного решения... Его слова повторяет и подошедший Майтимо. А я слышу голос Клятвы снова и снова и понимаю, что надолго меня не хватит. Он слишком силен и кажется единственно верным, как тогда, в Альквалонде и тогда, перед Дориатом. Но братья рядом и они пока держатся, а еще рядом Карнарин, благодаря которому я все еще помню, что я - это не только Клятва. И я выдыхаю. Рассказываю о разговоре с Эсгариллинном и о том, как я догадался о Камне раньше, чем они вернулись, вспоминаю Оссирианд и нашу с Нандор "охоту" - тогда нам еще хватало дури и желания развлекаться выходить на орков как приманка, с одним кинжалом и зная, что рядом, на деревьях, невидимые лучники. Наносить пару ударов - и падать на землю, чтобы не попасть под их стрелы, несущие смерть на редкость несообразительным оркам, которые раз за разом попадались в эту ловушку. Это глупость, знаю, но мы тогда были счастливы и удачливы, получая в таких развлечениях разве что пару царапин. И пусть я получаю много "добрых" обещаний, если повторю такое, но братья улыбаются. И я снова могу улыбаться, давление Клятвы ослабло и больше не замутняет сознание. Можно жить дальше и надеяться на лучшее.

Надеяться ровно до тех пор, пока не приходит посольство из Гаваней. Дева, принесшая письмо, сначала говорит, что хотела бы, чтобы ее слушали все присутствующие, а потом... Начинает убеждать нас отречься от Клятвы. Нас. Отречься. От Клятвы. Дева, ты безумна? Не могу сдержать нервный смех, вижу рядом также хохочущего Питьо, но мы замолкаем, заметив взгляд Майтимо. Ему - не смешно, и это, пожалуй, хуже, чем наш срыв. Впрочем, и мы неправы - не стоит так явно показывать неуважение гостье, хоть и говорит она что-то совершенно невозможное. Наконец, поняв, что ее речь действует как-то неправильно, она протягивает старшему письмо со словами, что не знает, что в нем, и мы все вместе разворчиваем свиток.
НЕТ. Ну нет же.
В письме одно слово. Слишком знакомое.
"Сожалею. Эльвинг". Кажется, стон вырывается у всех нас одновременно.
Посланцев меж тем проводят к костру, они о чем-то болтают с нашими воинами и показывают им странную игру - нужно выбирать и выкладывать таблички со словами, лежащие в красивой шкатулке, а потом искать этим словам толкование. Кажется, кто-то из наших заинтересовался и хочет сыграть, но тут меня зовет Карнарин.
Я действительно рад, что он есть - вот такой, с интересом учится искусству ювелира, имеет шансы стать хорошим воином и задал как-то те правильные вопросы, благодаря которым мы сошлись.
Да, я действительно считаю, что Клятву не стоит выполнять так - кровью родичей.
...Но что я могу поделать, если Клятва не очень-то спрашивает, хотим ли мы выполнять ее именно так, а просто ведет за собой? Снова - ведет. И именно сейчас я не могу и не хочу принимать клятву верности просто потому, что не хочу его вести за собой туда. Не должен быть первый бой таким. Я слишком хорошо помню другие Гавани - Альквалонде - и себя там. И если мне уже почти безразлично то, что скоро произойдет, то ему - не будет, и я это знаю. И потому - нет.
В конце концов, у целителей тоже найдется дело. Много дела. А я вряд ли вернусь из этого сражения. Слишком хорошо понимаю сейчас наших средних, которые ушли - также.

Я говорю это, стараясь быть убедительным и, кажется, он меня понимает. Даже обещает поучиться у целителей. Хотелось бы верить, что он прислушается ко мне, а не к Оронвен, которая даже в Альквалонде не видит ничего страшного. Есть ли смысл осуждать? Я его не вижу. Это ее дело. Ее и моего погибшего в Дориате брата.

Старшие что-то обсуждают, а я чувствую, как мне необходимо развеяться, и зову Питьо на тренировку. Вспоминаю сказанное перед походом на Дориат. Когда меч в руках, даже тренировочный, становится легче... И это до сих пор работает. В конце концов, такой ответ, как пришедший из Гаваней предполагает только один исход. И я уже даже не сомневаюсь в том, что он верен.
Ну в конце концов... Мы просили их. Предлагали многое - я знаю. Мы не хотим этого боя. Но мы не сможем его избежать после отказа, и изменится ли что-то? Ничего нового мы не сделаем. Ничего нового о нас не скажут. Это не важно.
Однако выясняется, что старшие пока не готовы сдаваться, и я удивляюсь их выдержке. Они пишут еще одно письмо и Макалауре отправляется с ним в Гавани, взяв с собой Арталиона из верных Майтимо. Отправляется с тем, чтобы остаться там, рядом с Камнем, если Эльвинг примет такое условие. И вернуться, если не примет. И если он вернется, бой неизбежен.
Они уходят. Их нет долго. Очень долго. Даже слишком. Карнарин вспоминает, что хотел сделать в подарок для Оронвен фибулу и просит помочь с ней. Занятие не хуже других, поэтому с радостью достаю инструменты и мы начинаем работу. Однако стоило начать...
"Боевая готовность!" - раздается голос Оронвен, стоящей рядом с Майтимо.
Я не совсем понимаю, что именно произошло, кроме слишком долгого ожидания, но Старшему знать лучше, поэтому я только киваю "Потом закончим!", вовсе неуверенный, что смогу выполнить обещание и бросаюсь к стойке за мечом. Мы уже строимся в боевой порядок у ворот и готовы выходить, когда появляется Арталион. Он бежит к крепости и уже подбегая кричит: "Эльвинг приняла условия!".
Я чувствую, как внутри что-то взрывается и наступает тишина. Голос Клятвы, к которому я уже снова привык за эти дни, внезапно смолкает, только в голове звон, как после удара. А Арталион продолжает.
"Лорд Макалауре остался в Гаванях. Он взял в руки Камень, и Камень обжег его. ...Но он жив".
Последняя фраза мне не нравится. Очень сильно не нравится. Так говорят, только если все много хуже, чем кажется, но... Но Эльвинг приняла условия договора? Не смотря на то, что Камень обжег нашего брата, не признав нашего права на него? "Слишком много было крови" - мелькает в голове мысль и пропадает. Там вообще почти нет мыслей, и кажется, что одинокая мысль со звоном перекатывается внутри.
Эльвинг. Приняла. Условия? Войны не будет? Будет новый союз и мы вместе пойдем на Север, против Моргота, как и хотелось уже много лет?
Это правда возможно?
В руках у старшего оказывается кувшин с вином, из которого он отхлебывает. Прямо из горлышко. Тянусь за кувшином, чтобы повторить, мне в руку кто-то сует бокал вина. Пьем. Все вместе. Кажется, это очень странно выглядит, но какая сейчас разница?
Кажется, Майтимо еще в сомнениях, но мы решаем идти в Гавани. Все вместе. И если с нашим братом действительно все в порядке, то миру быть. И союзу быть.
...Мы спешим как можем, но путь до Гаваней занимает почти две недели. Когда белые стены и ворота в них уже совсем рядом, мы слышим голоса. Радостные крики, и... Аплодисменты. Они радуются... Чему? Нам? Тому, что мы не воружены? Ворота открываются, строй рассыпается и нас практически втаскивают в город. Кто-то что-то говорит, я вижу Оронвен, которая обнимается с незнакомым юношей... Стоп. Я тебя уже видел. Только это была совсем другая жизнь...
- Мелинильмо! Ты как сюда попал?
- Родился в Дориате... После Альквалонде.
Выдыхаю.
- Хорошо, что встретились так!
- Да!

Нам действительно рады. Гавани не пали.

...Потом была ночь у костра, песни, стихи и разговоры почти до утра. Я сидел на пенке, собирая налобник и слушая, как поют братья - ну пусть уже по жизни, но роль еще не отпустила и еще долго не отпустит. Мы смотрели на озеро, они извинялись за сломанный вместо Гаваней канон, а мы, мастера, за сбитый тайминг, который к этому, вероятно, привел.
Это неважно. Просто это было очень круто, и на душе было Правильно. И даже то, что теперь впереди Север и стены Ангамандо, было правильным и логичным. Снова правильная, достойная война, где не надо идти против совести. И не важно, насколько эта война будет страшна, не в первый раз и не в последний.
А потом мы вили в палатке уютное гнездо из пледа и двух спальников и завалились спать.

День. Питер. Фудкорт в Галерее. Я сижу над чашкой кофе и почему-то глотаю слезы, стараясь не разрыдаться прямо здесь. Я не верю, что это был всего один день. Если честно, до сих пор не верю.
Это было охрененно, правда, спасибо вам всем.
Сомастерам - за то, что не опустили руки и вывезли большую часть работы. Я бы не смогла.
Братьям - за то, что вы есть и приехали из дальних городов, чем спасли нам игру.
А еще за то, что выполнили то, что было почти невыполнимо. И не важно, как у вас это вышло.
Остальным игрокам - за то, что были с нами и оживили этот мир.

Это было.

Комментарии
2015-06-17 в 10:36 

eamele
Ах, чего бы я ни дал, чтоб в час непрощенный на Сенатской бы стыть мне площади!..
Спасибо.

2015-06-17 в 11:19 

Кристалл хрусталя
jesteśmy złem, mamy prawo(с) // Ирландская водоплавающая кошка
eamele, за что?)

2015-06-19 в 12:58 

Lisciel
Кристалл хрусталя, спасибо, крутой отчёт)
Только немножко читерский: ни про "чары", ни про "это весело" вслух не было сказано, даже я узнал только после игры!

2015-06-19 в 13:59 

Кристалл хрусталя
jesteśmy złem, mamy prawo(с) // Ирландская водоплавающая кошка
Hessaren, вот чесслово, я этого не помнил :) Отчет писался в ночи и на одном дыхании, так, как пришло под руки. Щас действительно припоминаю, что про чары узнала из отчета, а вот "весело"... Я действительно что-то сказал про это, но формулировку по жизни не помню в упор, так что вполне могло быть и оно.
Если точно не звучало вслух, по ходу, у нас с Оронвен случился незапланированный сеанс осанве О.о

2015-06-19 в 14:37 

Lisciel
Кристалл хрусталя, вообще "весело" (или что-то по смыслу похожее) может и звучало, мне ещё Оронвен временами какие-то баечки о происходящем ходила травить, милая такая))), а "чар" точно не было.
Да ладно, оставь.
А вот сеанс осанвэ вас с Оронвен — это очень малвер, она вообще никому не доверяет, и тебе не откроется.

2015-06-19 в 15:03 

Кристалл хрусталя
jesteśmy złem, mamy prawo(с) // Ирландская водоплавающая кошка
Hessaren, ну я ж говорю, я тоже помню, что про чары было уже в отчете, но я это сейчас помню. В момент написания этого отчета - не) Замнем на то, что Амбарусса случайно угадал? :)
Про "весело" я по-прежнему уверен, что что-то такое мы действительно сказали вслух :) Может быть, это было интересно, но смысл один.

2015-06-19 в 15:22 

Lisciel
Кристалл хрусталя, вообще-то мне любопытнее, как речи Эсгариллина воспринимал лично ты. И была у тебя, до прочтения отчёта Оронвен, собственная мысль о чарах, или что там было?

2015-06-19 в 15:54 

Кристалл хрусталя
jesteśmy złem, mamy prawo(с) // Ирландская водоплавающая кошка
Hessaren, лично я как игрок? Как очень странный, но вполне жизнеспособный для Арды концепт.
Как персонаж? Ностальгировал всей душой по мирному времени в целом и Оссирианду в частности :) А заодно ловил крохи информации на обдумать. Ибо привычка разведчика хрен убьется даже ностальгией. Мысли о чарах не было, ощутил бы что неладное - мог бы и прибить на месте.

2015-06-19 в 16:55 

Lisciel
Кристалл хрусталя, да, я имел в виду персонажа. Угу)

2015-07-16 в 23:38 

Злая Ёлка
А вообще-то я белая и пушистая...
Кристалл хрусталя, прекрасный отчёт, спасибо!

И не могу ещё раз не сказать спасибо всем мастерам - за то, что игра состоялась и за то, что состоялась именно ТАК. Ваше героическое ползание под дождём судьба зачла, видимо ;-)

2015-07-17 в 05:50 

Кристалл хрусталя
jesteśmy złem, mamy prawo(с) // Ирландская водоплавающая кошка
Злая Ёлка, да Ульмо вообще приколист с этим дождем. Я ж на всю жизнь запомню этот забег по очень мокрому лесу в прикидном плаще и венце для Эльвинг :lol:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Гавани Сириона: Противостояние

главная