16:32 

Отчёт Карнарина, сына Ариндо, из жителей Амон Эреб.

Lisciel
Поскольку дайрик у меня закрыт, дублирую сюда.

Последнее время в крепости тихо. То есть, не столько в ней, сколько снаружи: Враг словно забыл о нас. И хорошо, и не помни, - сколько прекрасного можно создать и прожить за эти дни мира. И научиться многому.
Оронвен, приёмная моя мать, в затишья никогда не верит: вот и сейчас зовёт упражняться с деревянными мечами. Она, конечно, права. У меня не очень-то получается, — должно быть, потому, что особого интереса нет. Вот бы орки сами куда-нибудь делись. Хоть пару сотен мирных лет... Но ведь не денутся. А значит, подними клинок, ну что у тебя после часа тренировки уже рука дрожит!..
Оронвен очень хочет, чтоб я попробовал драться боевым незаточенным, — подумаешь, лёгкие раны, зато опыт настоящий. Страшновато. Но — ладно, я не против: если настоящий будет у неё. Не у меня же! Одно дело против орка... Всё же сговорились пока на деревянные.
«Ты видишь меня, а тебе нужно видеть на моём месте только цель!»...
Недоволен собой крайне. Упражняться надо чаще, а в кузне торчать меньше. Не поспеваю за наставницей, слишком медленно ставлю нижние блоки: либо получить удар, либо отпрыгнуть. «Прекрати отступать». «Любой ценой заставь _меня_ отступить вот до этой черты» ...Любой ценой? Говорят, опытные и сильные духом воины могут некоторое время сражаться и при тяжёлых ранениях. (величайший из примеров для подражания — сам Феанаро). Я представил. Хоть и права она: вряд ли этому можно обучиться на тренировочных... Но заставил Оронвен быстро отступить на несколько шагов. Чем воительница очень довольна.
По случаю успеха отпрашиваюсь на охоту с одним нандо, — а то сижу как затворник в крепости, сколько уже можно бояться орков, мне скоро совершеннолетие, а там и воинская присяга.

Пока договорился с Эрехорном, да пока собрались, вернулись разведчики, посланные Майтимо. Донесли, по рассказанному им неким нолдо из арфингов, что крепости Бритомбар и Эгларест пали под натиском Врага. Зато в устье Сириона строится какое-то новое поселение, куда стекаются беженцы со всех земель.
«- Ну а куда ещё? К нам же они не пойдут! - Могли бы и к нам, мы бы защитили. Понятное нежелание, но это неосмотрительно».

На дичь нам не слишком повезло. Видели кабана, но за широким разливом, — и не дострелили бы, и что нам толку без лодки. Здесь извилистые топкие берега, с редкими деревцами: Морэлин, «тёмное озеро», «песнь тени»: вода в нём торфяная, тёмно-коричневая, но пить можно. Над нежно-зелёной болотной травой возвышаются белые клочки пуха — цветы. По осени бывает много птиц, но ещё, видать, рано. На разливе солнце играет — стоять да смотреть... Эрехорн тоже, кажется, рад прогулке, и о неудаче нашей ничуть не жалеет.
Выследили было косулю, но я выстрелил слишком издалека, не сделал должной поправки на ветер и не попал.
А там не до того стало. Вместо дичи, навстречу нам вышел ещё лаиквендо. Скромная неяркая одежда, флейта, никакого оружия — совершенно. Как выяснилось, Эсгариллин, талантливый музыкант, соотечественник и давний знакомец Эрехорна. Тот ведь тоже песни пишет. Чуть ли не на этом и подружился, говорят, с Макалаурэ, а там взял да и принёс тому клятву верности. Зная уже всё про Альквалондэ, — решительный эльда. Ну да он дело говорит: не было там полностью правых сторон. И в Дориате с Макалаурэ был.
Эсгариллин не такой. Он вообще ни разу в жизни не взялся за меч. Рассуждает о Мировой Гармонии, которую можно попытаться выразить музыкой: такому скорее целителем быть. Рассказывает и о новом городе в Устье Сириона, - он там, оказывается, некоторое время жил. И поражён необычным звучанием, удивительной гармонией, даже Светом, разлитым в тех местах. Сыграл, как умел, отражение Музыки того края, - да он и правда талант! И с нашим Макалаурэ нашёл бы о чём поговорить... Жаль, я не такой знаток в музыке. Но Музыка Мира выражается многими путями: внезапный рисунок какого-нибудь ожерелья или кольца — тоже ведь часть гармонии. Разве что, я больше настроен создавать нечто новое, а Эсгариллин — хранить то, что есть...
А всё-таки, что это за Свет? Та благодать, что до сих пор разлита, говорят, в водах Сириона? — Нет, объясняет лаиквендо, в других-то течениях ничего подобного даже близко нет. А вот в Устье... Там всё ярче и прекраснее, чем повсюду, и словно само время течёт медленнее.
Ну а что же тогда? Музыкант объясняет, что, по-видимому, это как-то связано с тамошней Королевой — именно от неё исходит светлая Сила. Кто бы мог?.. Подобное сравнимо разве что с Мелиан или, может, Лутиэнь, но обе ушли. А ведь в Гаванях живут и беженцы из Ондолиндэ, — так же, как мы, под тяжестью Жребия Нолдор, и разве найдётся Майэ, пожелавшая бы им помочь... Тоже трудно поверить, но, может, Алтариэль? Она у Мелиан долго училась...
Имени Королевы нандо, конечно, и не спросил, что ему в имени, - он вообще несколько не от мира сего. Но уверен: либо она сама, либо что-то при ней. Ох, зачем ты рассказал всё это, Эсгариллин. Описанное тобой так похоже на отсвет Амана, хоть я и знаю о нём лишь понаслышке... И, кажется, мы сейчас все трое догадаемся, _что_. Зачем я позабыл представиться, а ты даже не спросил, под чьими знамёнами нынче выходит в бой твой друг и соотечественник.
Ведь если там Сильмарилл, то быть беде.
Это понимаем и я, и Эрехорн. И даже Эсгариллин. Теперь, когда поздно что-то менять, я не решился признаться новому знакомцу, что вырос на Амон Эреб, и намерен сражаться за князя Амбарусса.
А про встречу с ним придётся рассказать: нас вместе с Эсгариллином увидела Оронвен, утомившись ждать меня едва не вдвое больше, чем срок, нами оговоренный. Смешная: просит прощения, и говорит, что рассердилась бы в моём возрасте, если б её пошли искать. Нет, конечно! Разве я не понимаю, наша прогулка вдвоём не из самых безопасных, хоть Эрехорн и учит меня тоже сливаться с лесом. Ну, может, по сравнению с ней я боязлив. Да только и детство её прошло вовсе не тут.

На расспросы Майтимо в крепости отвечаем уклончиво и не глядя в глаза. Утишая свою совесть тем, что точно ведь ничего не известно, ну а вдруг там и правда какая-то иная, неведомая нам Майэ.
Посоветовшись с Эрехорном, решаем и дальше как можно меньше говорить о слышанном, хоть мне и стыдно перед князьями, особенно Телуфинвэ. Но бои с сородичами не приносили нам удачи. И буду ли я в самом деле верен ему, если напрямик отправлю к злой судьбе...
Так или иначе, Майтимо решает сам попробовать встретиться с Эсгариллином, да и отправить посольство с предложением мира и взаимной поддержки в город на Устье. Сведения никогда лишними не бывают. Союзы тоже.

Отшучиваюсь от всех желающих узнать результаты охоты. Оронвен проверяет мои навыки в стрельбе и остаётся довольна. Может, потому, что ветер сейчас менее порывист. Но всё равно хорошо: она обычно обо всём судит строго и не делает поблажек. Сама Оронвен не стреляет. Никогда.

И мы, увы, угадали. Гавани сами подтверждают, что королевой у них — Эльвинг (В то трудно поверить. Чтобы правительница — считай, подросток, тридцати лет... Я и то её старше!), а при ней — Сильмарилл. Иду просить прощения у Амбарусса, что не открыл ему услышанного сразу. Он говорит, что понимает меня. С ним вообще легко, даже проще, чем с моей наставницей. Он прекрасный князь, учитель и вообще... Вот только на разговоры или ковку украшений со мной у него теперь едва ли время найдётся. Тут скорее надо думать, готов ли за него умирать. И... наверное, был бы готов, будь в этом всё однозначно... а не как в Дориате. Конечно, я не хочу убивать эльдар. И чтоб мои близкие погибли, тоже не хочу. И вообще, Сильмарилл, может, и принёс бы благо, и может даже, какую-то надежду в войне против Врага, сыновьям Феанаро, но если нам опять надо сражаться с квенди, — мы ведь только глубже выроем себе яму. Не знаю, что делать.

Конечно, отправлено очередное мирное посольство. Никто в крепости, от князя Майтимо, от Оронвен и до меня, не верит в его успех, но оно отправлено. Разве что Амбарусса делают вид, - не для других, скорее, для самих себя, - что верить пытаются.

Оронвен вида не делает, и вместо этого теперь уже почти заставляет меня взять боевой клинок. Против её учебного. В итоге только защищаюсь, и то не слишком ловко: опасаюсь нечаянно её задеть. А я-то ещё надеялся напряжение снять, помахав немного деревяшкой!..
Ловлю себя на мысли, что, если сейчас предложить ей поменяться, последствия могут решить дальнейшее за меня. И ответствен за то буду не я, а Оронвен: времени вылечить раны до битвы может и не оказаться, а раненым в бой не ходят, если только возможно не ходить. Нет, так нельзя: сразиться с, без сомнения, более опытным (и увлекающимся) воином, считай, на боевых, — такой же собственный выбор, как просто отказаться вслух.
- Значит ли это, что ты хотела бы, чтоб я пошёл на битву в Гавани?
- Если ты откажешься, я пойму.
Но всё-таки, конечно, хотела. По Оронвен это ясно, как день.

Приходит дева из Гаваней Сириона, просит поговорить со всеми нами до того, как отдаст ответ. Говорит долго и страшно: что заранее знает, — по дару Предвиденья, — что мы придём с мечами. Что её мужа _мы_ убили в Дориате. (Неправда! Во время битвы в Дориате я был ещё ребёнком) Что Феанариони являлись в Гавани не за миром, и не ради союза, а лишь в надежде получить Камень. Не выдержав, возражаю вслух: «- Как будто, если б они хотели только Сильмарилл, мы не могли сразу пойти и взять его! Они являлись, потому что желали мира!» Она не верит. Предлагает князьям отречься от Клятвы, просить помощи у Валар... Полетать по небу не предложишь ли? Строй отвечает невесёлым смехом.
Если хоть у кого-нибудь из вас осталось сострадание, - продолжает она, - если хоть кто-нибудь из вас готов отказаться... «...готов _предать_» - отзываются мысли, и я знаю, Оронвен и её князь, Куруфинвэ, сказали бы то же самое. Я бы пошёл в этот бой, быть может, ради того, чтобы хоть остановить излишнюю жестокость, ведь (и без меня) наше войско, даже после многих потерь, сильнее войска Гаваней. Но я знаю, так пытались делать многие. В Дориате, в Альквалондэ... Мало только получалось. А если уж говорить о пророчествах, то есть одно, о котором мы не любим вспоминать, потому что оно слишком верно.
Письмо Эльвинг князья оглашать не стали, но и без того, по такой речи посланницы, ответ её ясен.

Питьяфинвэ говорит:
- Позволь дать тебе совет. Есть слова, которые ты давно хочешь сказать моему брату. Так вот, если всё ещё уверен, поторопись с ними, - потом может быть поздно.
Да, это так. Я не знаю, чем для них окончится этот бой. И не хочу, оставшись в стороне, после глотать слёзы. Лучше быть рядом. Вот так, желая быть рядом с князем, некогда погибла на подступах к Менегроту amme, от случайности, объяснимой лишь Северным Пророчеством, но, будь она жива, — знаю, вновь выбрала бы так. Пора решаться. Присяга способна положить конец сомнениям... Речь Аватьярель из Гаваней уязвила меня: обличить, досказать яснее, вплоть до неизбежного вывода, мои же собственные мысли! Я не хочу убивать квенди, но стать предателем — тем более не хочу!

С тяжёлым сердцем иду искать своего князя. Но тот не принимает присяги: просит помедлить, как раз из-за Эльвинг и Сильмарилла.
— Это не тот бой, который должен становиться первым. Поверь. Моим первым боем стало Альквалондэ... И _так_ не должно быть.
Качаю головой:
— Последнее время я почти помню, как сражался там вместе с вами. И в Дориате... Судьба и вина на мне с рождения, словами или молчанием этого не отменить.
Телуфинвэ рассказывает, как пытался отречься от Клятвы, пытался даже не пойти войной на Дориат, и братья были готовы позволить ему не идти. Он просто не смог.
Рекомендует пойти помогать целителям. Изящное, однозначно верное решение... Было бы, вот только с мечом я ещё умею обращаться, Оронвен учила, а, как делать перевязки, кое-что, может, и слышал, но вживую не пробовал никогда! И не тянуло, признаться. Невежливо так говорить тем, кто выбрал оттуда уйти, не поймут, да и бесполезно о том рассуждать, но я бы не прочь родиться в Амане. Успеть побольше всего, а тогда уже, раз надо, то и на войну.
Хисимэль, старшая целительница, зато убеждена, что простые перевязки к совершеннолетию умеет делать каждый, и можно поучить меня чему-то поинтереснее, например исцелять силой фэа. «Тут нужен дар, но иногда, в критических обстоятельствах, он пробуждается у эльдар. Ты ведь ещё не убивал? - Куда уж там убивать, когда даже на охоте не везёт... - Реши, хочешь ты убивать или исцелять. - Да словно кто-то из эльдар когда-либо хотел убивать!!!»
Никто и никогда, наверное, не хотел. Ни Майтимо, ни Куруфинвэ, ни Феанаро... Мало ли, кто чего не хотел.
Покорно выслушиваю про Ацелас, что нолдор привезли из Благой Земли, — ну это трава, её главное найти, а заварить, может, и я смогу... или отдам кому. Про то, как звать с Порога... «Если это вопрос жизни и смерти, не лучше ли тогда позвать вас?!» - возражаю в панике, и получаю закономерное «меня может и не оказаться поблизости.» Кое-как дослушиваю, честно стараясь быть внимательным, но сбегаю, как только могу. Почему-то целителем даже страшнее, чем в бой. Мне уже заранее понятно, что не справлюсь.

Мысли ходят по кругу, тщетно пытаюсь разорвать его хоть одним каким-нибудь неочевидным, хоть одним правильным решением. Или просто не думать, потому что сколько можно уже, убрать хоть на время этот стотонный пресс. Голова, кажется, начинает болеть (а я-то думал, мы, эльдар, этому вовсе не подвержены!).
На сей раз, не сказавшись Оронвен, иду с предложением размяться на деревяшках к Лассэлантэ, одному из воинов Майтимо: тот когда-то обмолвился, что готов поучить. Но он не в настроении, обходится разговором. На моё признание, что чуть не спровоцировал Оронвен меня ранить, подтрунивает, чтоб я только не собрался ломать ногу с обрыва или что-нибудь в таком же духе. Ещё чего не хватало, мне и самому нога нужна, и потом, это трусость, отказываться так, а не словами, а случайная идея... что с неё взять, на то и случайная.
Поучить когда-то предлагал и Артароссэ, но к нему не пойду: кому нужен учитель, с первой встречи начавший с критики меня и моей приёмной матери.
— Ты учишься терпеть боль? — Оронвен. Ловлю себя на том, что сжимаю какой-то мелкий уголёк из камина: так иногда помогало в детстве от синяков — ущипнуть побольнее в другом месте. Разжимаю пальцы:
— Да нет, разве это боль... Так, нервы.

Макалаурэ нету в крепости. Кажется, он ушёл в Гавани, досказывать что-то Эльвинг, последняя надежда такая...
Про себя думаю, что вряд ли Майтимо сейчас отпустит кого-нибудь, но всё-таки отпрашиваюсь на охоту, на сей раз один, — благо, возраст и умение сражаться на мне тенгваром не написаны. Он отпускает.
Кроме наматывания лиг по лесу, я хочу найти Эсгариллина. Мне кажется, разговор с ним или его музыка может немного помочь. Прояснить мысли, может быть. Что он говорил о возможности возвращения утраченных частей себя, той гармонии, что потеряна?.. Это безумно, это скорее жест отчаяния, чем надежды, у него никогда и близко не получится, будь он даже сам из Майар, но раз хотел, пусть попробует! А если ему это интересно, то, по-моему, для него найдётся много запредельных задачек на Амон Эреб...

Не вышло. Видя мои сборы, Оронвен предлагает пойти вместе. Я хотел побыть один, но... Я помню Дориат. У меня не так много близких. Кто знает, не придётся ли мне впредь слишком долго быть одному.
Мне, честно говоря, сейчас вовсе не до охоты всерьёз, и мы больше просто странствуем. Показываю ей то красивое озерцо, куда меня водил Эрехорн, — тёмный кварц в оправе берегов... Пару раз издалека видим зверьё, пытаюсь предложить и Оронвен сделать пару выстрелов: в конце концов, я уверен, вовсе не в мастерстве было дело в Дориате, и что же, все луки в войске теперь запрещать? Но она отмалчивается, и, кажется, думает по-своему. Легче поверить в нехватку мастерства, чем в отказавшую удачу: первое ещё можно обойти.
— Прости, более дурацкой просьбы, наверное, не выдумать, но будь в Гаванях осторожна, пожалуйста! — На язык просится вовсе безумное «пожалуйста, вернись живой!», но такого никто обещать не может, где и когда бы ни обнажались мечи, и Оронвен же первая меня за такие слова обсмеёт.
А мне тревожно.
Вот и из сыновей Феанаро ни один ведь не погиб, пока бились на Севере. Вот и Эсгариллина так «удачно» вынесло тогда именно на нас, а теперь и след пропал...

Макалаурэ всё ещё не вернулся. Его долго нет, мы начинаем всерьёз беспокоиться.
Не хочу тонуть в этой тьме. Не хочу ждать, кусая локти. И незримый обруч вокруг лба надоел. И идти ли в битву, и с чем идти, я по-прежнему не могу решить.
Знаю, ему не до этого, но и он может сейчас только ждать, а значит, — мне нужен Телуфинвэ. Посоветуюсь с ним о новой технологии: надо сделать что-нибудь для Оронвен. Ну хоть фибулу какую-нибудь: главные слова должны быть сказаны прежде боя, только не всему нужно и можно звучать словами. Пусть это будет безделушка и ничто по сравнению с былыми творениями, ими-то, аманэльдар, виденными, это сейчас неважно, я верю, она поймёт. Это хотя бы не так беспомощно, как говорить сентиментальности вслух.
Князь и учитель даже соглашается сам чего-нибудь сотворить вместе со мной: видно, и ему хочется вырваться от напряжения последних дней.
Перебираем материалы, набросав по первичному эскизу...

— Боевая готовность! — Раздаётся клич. Ну вот, не успел... На тревоге как-то едва успеваю заметить, как сам бегу к стойке с оружием и беру боевой меч: в конце концов, когда уже готов ходить за стенами один, не смеешь больше подумать, что «ещё не воин». Кажется, я таки иду. Иду в Гавани, осознаю с опозданием и несколько со стороны. В душе не утихает смятение, но при чём тут душа. Это рука, а не фэа, лежит на рукояти, а она-то давно знает все движения наизусть.

У ворот толпа, а в середине — только что вернувшийся Арталион. Без Макалаурэ. «Он в Гаванях. Но с ним всё в порядке... то есть... Во всяком случае, он жив» - с заметно меньшей уверенностью и после заминки добавляет он.
Нервно кашляю:
- Что?? - Опять вырывается у меня вслух. Быстрый взгляд на Майтимо. И вновь на Арталиона: ни я, ни он, может, и не родились ещё при событиях в Митриме, но наслышаны достаточно, и да, в Гаванях всё же эльдар, но всё равно даже меня дёргает получать _таким_ образом сформулированные вести...
Арталион рассказывает подробнее. Макалаурэ обжёг Сильмарилл. Он не может его носить. И вообще ему не сказать чтобы, после этого, хорошо. Но Эльвинг готова отдать ему Камень, при условии, что сам сын Феанаро вместе с ним останется жить в Гаванях.
Уж не знаю, решение ли это (в шкатулке-то он городу пользы не принесёт), и навряд ли кто-то наперёд это знает, но всё равно мы облегчённо улыбаемся, смеёмся, едва ли не обнимаем Арталиона за такие вести. Пьём, не заморачиваясь разлитием по бокалам, круговой чашей, вино... (а сколько мы не пили его, в ожидании боя!)
По крайней мере, нам не нужно идти на страшную битву. Собирались в сражение, а попали на пир. Теперь я смогу быть верным Телуфинвэ, как и собирался. И нарисованное мы непеременно доделаем...
Это так странно — смотреть, как Оронвен, суровая Оронвен, обнимается с кем-то, неужели знакомым, в Гаванях... Это так хорошо — оставить и меч, и кинжал у порога. Не чувствовать того привычного, въевшегося, даже едва замечаемого уже, отчуждения всех прочих эльдар, кроме жителей Амон Эреб. После всего случившегося, получается, мир всё ещё — возможен?..

@темы: отчёты

Комментарии
2015-06-15 в 17:42 

Кристалл хрусталя
jesteśmy złem, mamy prawo(с) // Ирландская водоплавающая кошка
А я и не знал, что за присягой тебя ко мне брат отправил)

2015-06-15 в 17:43 

Fastiell
в волосах у неё репейник, лицо в пыли, а кроссовки — что затонувшие корабли.
Кристалл хрусталя, в том числе.)

2015-06-15 в 17:48 

Кристалл хрусталя
jesteśmy złem, mamy prawo(с) // Ирландская водоплавающая кошка
Isabelle Angelfield, не, я даже не удивлен, но. Оно сыгралось как сыгралось, игрок на это не влиял :)

2015-06-15 в 19:26 

Lisciel
Ну он бы меня никуда не отправил, если бы я в самом деле считал, что присягать тебе не нужно и неправильно. А тут — хватило небольшого толчка.

2015-06-15 в 19:29 

Lisciel
Карнарин, конечно, довольно робкий юноша, и вы для него авторитет, но это не значит, что он не может действовать иначе, как по чужой указке.
Как говорит брат мой Фибрик "по городу не стесняясь езжу 70... И, стесняясь, 80" — так вот, я могу, стесняясь, нарушить приказ, не оформленный как приказ и при не принесённой присяге, или, стесняясь, не последовать чьему-нибудь совету)

2015-06-15 в 19:29 

Кристалл хрусталя
jesteśmy złem, mamy prawo(с) // Ирландская водоплавающая кошка
И это я тоже знаю :)
Ну _сейчас_ уже нужно и правильно :) А тогда действительно хотелось бежать от всех связей, кроме братьев, потому что мир (который в голове) катился в пропасть.

2015-06-15 в 19:36 

Кристалл хрусталя
jesteśmy złem, mamy prawo(с) // Ирландская водоплавающая кошка
Hessaren, ну так логично ж :)
Тот факт, что ты можешь нарушить приказ, мы с тобой еще "на берегу" по жизни обговорили.
...А вообще я не знаю, как бы отреагировал, увидев таки тебя в бою. Очень сильно зависит от момента и моего состояния :)

2015-06-15 в 19:53 

Lisciel
Кристалл хрусталя, вторым (то есть первым) толчком была как раз речь Аватьярель. Парадоксальным образом, она сработала наоборот. Про "тех, кто хочет отречься" в отчёте сказано, но и глюк про "я сражался вместе с вами в Дориате и Альквалондэ" очень так рождается от, со взглядом в глаза, честных обвинений в том, что _ты_ убил тех, кого даже не видел. Может, и я...

2015-06-15 в 19:55 

Кристалл хрусталя
jesteśmy złem, mamy prawo(с) // Ирландская водоплавающая кошка
Hessaren, речь вообще меня восхищает, если честно. Она сделала всем такое "ой", какого явно не ожидалось...

2015-06-15 в 19:56 

Lisciel
Ну и что ты смог сделать бы, если б я уже был в бою? Тем более, что указания у меня двоякие: Оронвен-то хочет, чтоб я в бой пошёл. (И вот за это вам с ней и Питьо большое игроцкое спасибо: не знаю, как Амбаруссу, а меня старались разорвать на ленточки))

2015-06-15 в 19:56 

Lisciel
Кристалл хрусталя, да. Это было восхитительно. Что самое главное, автор речи тоже не ожидал))))))

2015-06-15 в 20:00 

Кристалл хрусталя
jesteśmy złem, mamy prawo(с) // Ирландская водоплавающая кошка
Hessaren, мог вообще не заметить, мог заметить и забить, ибо самому некогда, мог матерно рявкнуть, чтобы делся отсюда к целителям, хз :) Если бы внезапно был еще в адеквате, нашел бы срочное дело вне поля боя. От передачи срочной инфы до сопровождения кого-то из раненых в лазарет же. Я ж говорю, зависит.

2015-06-16 в 14:12 

Lisciel
Кристалл хрусталя, на попытку просто так отправить меня к целителям, с вероятностью саркастически заявил бы, что они мне не помогут.
А с заданием действительно были бы шансы, наверняка пошёл бы. Если б только задание не выглядело совсем уж бредово и "для отговорки".

2015-06-16 в 14:16 

Кристалл хрусталя
jesteśmy złem, mamy prawo(с) // Ирландская водоплавающая кошка
Hessaren, ну я сделал бы все, что мог, короче :) Результат мы уже все равно не проверим...

2015-07-17 в 02:00 

Злая Ёлка
А вообще-то я белая и пушистая...
Какие вы все возвышенные, однако! Чувствую себя единственным циником среди эльдар :-D
Красиво написано и с подробностями. И про озеро мне понравилось - поэтично так.

Видели кабана, но за широким разливом,
/задумчиво/ Кабана, говоришь?.. Ладно, будем считать, что у меня склероз ;-) пойду исправлю
решительный эльда.
Увы, всего лишь ведущийся на подначки...

2015-07-17 в 10:00 

Fastiell
в волосах у неё репейник, лицо в пыли, а кроссовки — что затонувшие корабли.
Злая Ёлка, эм, в каком месте мы возвышеннее тебя?)

2015-07-17 в 10:51 

Злая Ёлка
А вообще-то я белая и пушистая...
Fastiell, ну, не знаю, общая тональность другая, мне показалось. Эрехорн - чертовски практичный эльда.

2015-07-17 в 14:22 

Lisciel
Злая Ёлка, насчёт оленя - каюсь, это я произвольно изменил игровой разговор. Хотелось описать двух разных зверей, притом лучше не оленя, потому что это банально.

Забавно) Вот уж чего, а возвышенности от себя совсем не ждал)

2015-07-17 в 14:26 

Кристалл хрусталя
jesteśmy złem, mamy prawo(с) // Ирландская водоплавающая кошка
Hessaren, вот конкретно тебе можно быть слегка возвышенным в силу возраста :)
А вот от себя не ожидал.
Хотя на фоне практичных нандор, выносящих своей практичностью мозг даже очень суровым феанорингам... :)

2015-07-17 в 14:53 

Lisciel
Кристалл хрусталя, эээ, почему возраста? Я считаю, что эльфам вообще свойственно быть возвышенными, в силу народности, так сказать. И в силу героической эпохи тоже.
Другое дело, что отыграть это, и не скатиться в то, что в жаргоне называют дивностью - сложненько, особенно для меня, который по жизни от этого очень далёк. Да в принципе и не отыграл: отчёт же не отыгрыш.

2015-07-17 в 15:16 

Кристалл хрусталя
jesteśmy złem, mamy prawo(с) // Ирландская водоплавающая кошка
Hessaren, эльфам в целом - да.
А возраста, потому что у тебя чисто физически неоткуда было отрасти той "шкуре", что у нас за много лет. Когда ты большую часть своей жизни воюешь с Врагом, да еще и не только с ним, оно как-то сказывается.
У Амбаруссы таки тоже, если видится иное, надо учитывать, что то, что рассказываю о нем я, он может и не осознавать или сознательно себе в том не признаваться, не говоря уже о том, чтобы вслух :)

2015-07-17 в 15:18 

Fastiell
в волосах у неё репейник, лицо в пыли, а кроссовки — что затонувшие корабли.
Кристалл хрусталя, шкуре - да, но Карнарина воспитывала я, а до меня Карнисси, которая была почти столь же радикальна.) Карнарин мирной жизни как-то и вовсе не видел.

2015-07-17 в 15:24 

Кристалл хрусталя
jesteśmy złem, mamy prawo(с) // Ирландская водоплавающая кошка
Fastiell, именно поэтому он пришел ко мне рассказывать, что что-то в этом подходе ему видится неправильным и весьма обрадовался тому, что мне как-то тоже? :)

2015-07-17 в 16:42 

Lisciel
Fastiell, Кристалл хрусталя, по-моему, связь между войной и "шкурой" персонажа не прямая: поспособствовать война может как в ту сторону, так и в другую.
Карнарин, например, вовсе не факт, что был бы таким же мирным, родись он в Амане: он тянется именно к тому, чего в его жизни отчаянно не хватило. Опять же, если бы на его лично жизнь не пришлось падение Дориата, вряд ли это его так зацепило бы. Есть у мя персонаж, рождённый в Аглоне, и до битвы с Дориатом не доживший - так у него до конца жизни никаких сомнений в правильности сражения в Альквалондэ не было. И их, скорее всего, не было у мелкого Карнарина при жизни его матери: ему просто не приходило в голову всерьёз об этом задуматься, это же всё давно и далеко.

2015-07-17 в 16:48 

Lisciel
Кому не говорил ещё: вариантов, куда после такого события может переклинить персонажа, мне виделось три. Из них самый логичный, но самый разрушительный для ребёнка — возненавидеть, собственно, Оронвен. Но тогда придётся ненавидеть ту, кто искренне заботится, а любить окажется вообще некого: сверстников у него особенно нет, мать погибла, отца ещё раньше не было. Опять же, Оронвен он и до этого знал, и знал с хорошей стороны, и это шок и не стыкуется. Поэтому возможная злость на неё вытеснялась, как только могла.
Ещё можно было, иррационально, возненавидеть как раз дориатрим: "ну так отдали бы они Сильмарилл уже тогда - ничего бы этого не было!" И вот в этом случае я ещё как вырос бы безумным феанорингом, на радость Оронвен, и каждому слову её верил бы без сомнения) Между этим вариантом и реализованным на игре я делал выбор как игрок. А как игроку, после Тьелкормо, мне было не очень интересно тут же играть ещё кого-нибудь столь же радикального.

2015-07-17 в 21:16 

Кристалл хрусталя
jesteśmy złem, mamy prawo(с) // Ирландская водоплавающая кошка
Hessaren, ну это как бы логично, что мнение зависит от того, в каких условиях персонаж вырос :) Но я отталкиваюсь от той информации, что мне дали изначально, без оглядки на не случившиеся варианты и тоже могу ошибаться.
"шкура" - это, скорее, возраст прожитых лет и количество вместившегося в них опыта. При чем качество опыта тоже играет, так что я опять-таки про тот частный случай, что был у меня в голове и в отыгрыше.
Персонаж, кстати, получился реально очень интересный со всех сторон, так что хорошо, что он был. Об тебя реально качественно игралось, надеюсь, не только мне.

2015-07-19 в 00:13 

Злая Ёлка
А вообще-то я белая и пушистая...
произвольно изменил игровой разговор. Хотелось описать двух разных зверейHessaren, ничего страшного, я просто поменяла у себя чтобы не было разногласия ;-)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Гавани Сириона: Противостояние

главная